?

Log in

No account? Create an account
 
 
hasnamus
01 Октябрь 2019 @ 10:20
Ни пиндосам ни европе
Не бывать в российской жопе
Только для Китая
Наша Русь святая!
 
 
 
 
samir_2

В 1955 году в Советском Союзе разразился скандал с партийно-сексуальным подтекстом. Фигурантам повезло — будь это лет на пять раньше, они оказались бы в Гулаге. Но у власти уже был Хрущев.

Выяснилось, что банда развратников во главе с министром культуры Александровым совращала целомудренных студенток, балерин и киноартисток. Сластолюбцами были созданы секретные бордели. Александров еще молодым стал доктором философии. Видимо, нудные занятия философией требовали выхода, и он его нашел в симпатичненьких девчонках. Как-то при Сталине он оплошал, назвав Маркса западным философом. На него донесли, и обещанное место главы идеологического отдела ЦК сгорело ярким пламенем. Но падение из-за Маркса было не таким крутым —  его поставили директором института философии, а после смерти Сталина —  министром культуры. Ему симпатизировал Маленков, а  Маленкову не симпатизировал Хрущев. Вот так и обнаружились бордели, где постоянными посетителями были Александров и его заместители, а также писатель Кривошеин. Когда все это вскрылось, в ход пошли давно уже копившиеся органами компроматы. Больше всего Хрущев ругал Александрова за бездарно потраченное шампанское, в котором философ иногда купал артисток.

На партсобраниях обсуждали развратников. Обсуждали и развратниц из Литературного института и Щукинского училища . Восходящие звезды советского экрана оправдывались: мы не такие, это они сами. А  студентки младших курсов философских и филологических факультетов, которые  обслуживали исключительно философов и пропагандистов здорового советского быта, чистосердечно рассказывали, что делалось в санатории по названию "Узкое" на окраине Москвы. Это было трудно описать, но Корней Чуковский сумел —  талантище.

Эта позорная история с легкой руки Хрущева получила почему-то название "дело гладиаторов". Александрова, академиков Кружкова и Еголина, того самого Кривошеина, философа Иовчука, министра образования Кафтанова, замдиректора института мировой литературы Петрова на бюро горкома песочил лично Хрущев, он громко кричал и стучал по столу кулаком. А потом неожиданно успокоился и обратился к Еголину, которому было под 60: ладно, эти — молодые, а ты куда полез? Еголин смущенно промолвил: да я ничего, я только гладил.