Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Пора забанить Юрича

Юрич непрестанно матерится как сапожник, глубоко раня эстетическое чувство участников свободного сообщества форума Кураева
Назлуханян, ты кого к кнопке прикрепил? Совсем повернуся умом в своей столице гомосексуализма?
ник

Диаспоры... диаспоры... диаспоры! или Кто реально правит в Роисси

Пиздец крался давно и долго. И не сейчас даже подкрался, а давно уже, из развитого еще социализма. Сейчас просто СМИ в виде тырнета стали быстрыми и общедоступными, потому и не удается весь пиздец прикрыть.

А ведь может так случиться, что мужик русский за вилы возьмется и диаспоры серьезно проредит. Ну а коль его еще и огнестрела не лишат, то проредит заодно и так сказать власть, так сказать народную.

Вот поэтому и готовится новый закон об оружии. Сцыт власть народа своего.

Впрочем, никто тут никому не свой - ни власть народу, ни народ власти.

Зри ссыль: https://publizist.ru/blogs/6/39944/-

я вас не считаю судом




7 июня в суде Московского района Бреста начался процесс по делу активистки «Европейской Беларуси» Полины Шарендо–Панасюк. Активистка из Бреста известна своей чёткой и непримиримой позицией по отношению режима Лукашенко. Во время «парламентских выборов» в 2019 году, в которых она приняла участие, активистка «Европейской Беларуси» заявила на телевидении, что Лукашенко — диктатор, а также призвала к его отставке. Вот это заявление.

Полина — репетитор польского языка, вместе с мужем, активистом «Европейской Беларуси» Андреем Шарендо, воспитывает двух несовершеннолетних детей.

Милиционеры категорически запретили вести съёмку в суде даже перед началом заседания. Кроме того, на входе у всех требовали выключить мобильники. Полину Шарендо–Панасюк судят по трём уголовным делам: по ст. 364 УК (насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренний дел), ст. 368 (оскорбление президента) и ст. 369 (оскорбление представителя власти). Максимальное наказание — до 6 лет лишения свободы. Потерпевшими по делу проходят 7 милиционеров.

П — Полина Шарендо–Панасюк
с — «судья»

«Встаньте, пожалуйста», — призвали всех, когда в зал вошёл «судья».

П — «Перед бандитами не встаю»
с — «С какого дня под стражей?»
П — «Захвачена в плен 3 января. Я вас не считаю судом. Политические репрессии ничего общего с судом не имеют»
с — «Хотите заявить отвод составу суда?»
П — «Вы не суд».
с — «По каким причинам?»
П — «Сталинская тройка, полевая жандармерия, но вы не суд».
с — «Вы заявляете мне отвод?»
П — «Заявляю всей системе. Я встаю только потому, что ко мне могут применить насилие, как его применяли в СИЗО».


После этого «судья» вышел, чтобы принять решение об отводе самого себя. Результат ожидаемый: ходатайство об отводе отклонить.
Адвокат попросил изменить Полине меру пресечения на подписку о невыезде. Прокурор не поддержал. «Судья» отклонил это ходатайство. На суде, когда к ней персонально не обращались, Полина демонстративно читала какую–то книжку.

«Судья» зачитывает материалы дела.

с — «Понятно вам обвинение?»
П — «Это не обвинение, это политически мотивированное преследование»

Вместо ответа Полина начала зачитывать манифест: «Народ — суверен, он избрал главой государства Тихановскую. В Беларуси развязана война против народа, масочный режим используется бандитами для анонимизации…»

с — «Вину признаете?»
П — «Подчеркиваю: то, что я здесь нахожусь, — это политически мотивированное преследование. Это уголовное дело, в котором потом вас обвинят. Вы участвуете в политических репрессиях»
с — «Вы признаете вину?»
П — «А вы признаете, что участвуете в политических репрессиях?»
с — «Вопросы суду не задают. Виноватой себя не признаете?»
П — «Дать отпор бандиту — честь и обязанность гражданина. Я не обвиняемая, я политзаключённая. Требую прекратить этот цирк».

Затем допросили милиционеров, которые выступают в суде «потерпевшими». Как рассказали милиционеры, в отделении Шарендо–Панасюк от объяснений отказалась, вместо подписи написала: «Факт политических репрессий подтверждаю». Так называемый «потерпевший» омоновец заявил иск на 2000 рублей. Второй милиционер–пэпээсник заявил, что Полина называла его и коллегу: фашист №1 и фашист №2. Он также заявил иск на 1500 рублей, так как перенёс «моральные страдания».

с — «Признаете иск?»
П — «Могу только поздравить этих двух мужчин со способом, который они избрали, чтобы кормить семью, — ответила та. — Деньги с меня взыщут, вы получите эти 30 сребреников, но они не принесут вам счастья, вспомните, как закончил Иуда».
с — «Признаете иск?»
П — «Нет. Это не иск, это грабёж».
с — «Обвиняемая, иск признаете?»
с — «Благодарю международное сообщество за введение санкций против режима Лукашенко и призываю к международному трибуналу!»
с — «Обвиняемая, есть ли вопросы?»
П — «Вам не стыдно?» — поинтересовалась Шарендо–Панасюк у судьи.
с — «Вы не можете задавать вопросы суду. Вопросы к свидетелю?»
П («свидетелю») — «Вам не стыдно?»
с — «Вопрос снимается».
П — «Совесть есть?»
с — «Вопрос снимается».
П — «Как в глаза родным будете смотреть?»

Замечательная смелая женщина называет вещи своими именами. Давайте и мы тоже будем точнее в терминах.


Метки: Разница между настоящими беларусами и теми,кто тихо под шконкой затаился с белой ленточкой, и рассказывает россиянам как у них хорошо в россии..

ПолитологическоФилологическое

Правильно следует говорить не на Окраине, а на Окраинах
Россиянам видится, что Окраину населяют малороссы, но это же не так, на Окраинах живут и поляки с румынами
Основное отличие Окраин от Белоруссии в том, что на Окраинах существовала пропасть между Ужгородом и Луганском, а в Белоруссии пропасть культурная между городом и деревней, которую я наблюдал еще в 80-е, пожив несколько дней в Татарской слободе, затем отправляясь в деревню, где люди говорят на каком-то совершенно диком языке, невоспринимаемым даже татарскослободскими белорусами. Властвование Лукашенко - это "Замок" наоборот, то есть самое справедливое общество, созданное Землемером

Вантид. 3 ярда

Болтают, что евросоюз предложил 3 ярда евров за голову луки.
Это по смыслу. А по форме что то там ... на развитие в случае демократии ...

Я вот думаю, хорошее ли предложение?
Вроде сумма неплохая, любой бы не отказался.
Но если поделить на 10 миллионов населения, выходит по 300 евро.
А это уже не так впечатляет.

Считаю, белорусам надо поторговаться.