Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

Ветхий Завет и теории евразийских патриотов.

Ах, господа - братия, не так давно мы были свидетелями того, как злочестивый, глупый и наглый Ондрюшко Рычковский, изобретатель нового экстремального богословия выражался поносными словами о Ветхом Завете, нарекая оный «драными одеждами». Бог Ветхого Завета в представлениях Рычковского и его единомышленников «божок», который распял Иисуса Христа: «Это отец, который осуждает и судит. Христос сказал, что он диавол». И далее: «Представления о Боге, формируемые Ветхим Заветом, существенно ниже качеством, чем представления о Боге, формируемые Новым Заветом. Настолько ниже, что допустимо говорить о представлениях ВЗ как о соре, навозе, испражнениях!». Блядословие сего пустосвята превосходит все границы. Однако оказывается, что сей еретик не одинок в своих богохульствах. Недавно я прочел откровения не менее одиозного психопата, который тоже пытается избавить Русское Православие от Ветхого Завета. Зовут оного Владимир Карпец, он «историк» и даже кандидат наук, постоянный автор масонского альманаха «Волшебная Гора», который печатает разного рода герметические басни и параноидально - мистические фантазии. (Надо сказать, что сей альманах не пользуется большим успехом у читателей. Груды оной макулатуры лежат в музее Маяковского, и никто их не покупает и никто их не читает.) 23 мая сей православный патриот поместил статью в своем ЖЖ http://karpets.livejournal.com/55563.html, в которой пытался доказать, что митрополит Филарет (Дроздов) выступал против Ветхого Завета! Узнал об этом Карпец из рецензии, которую написал некий аноним на книгу г-на Истархова «Удар русских богов». Удивительно то, что сей аноним не приписывает Митрополиту Филарету слова против Ветхого Завета, а просто приводит в своей рецензии на Истархова маленький эпиграф из Митрополита Филарета и далее пишет свой текст, в котором выступает против Ветхого Завета. Г-н Карпец, не справившись с обстоятельствами, перепутал все на свете и сделал вывод, что слова против Ветхого Завета написал сам митрополит Филарет… Кандидат исторических наук, господа! И подобные интеллектуально неряшливые люди рассуждают о русской истории, России, и путях ее исторического развития. Невозможно! Вот до чего довело г-на Карпеца куцее евразийство и дикий шаманизм «Волшебной Горы». Более того, когда Владимир Букарский и Машенька Сенчукова поймали Карпеца за руку, тот нимало не смутился, с него как с гуся вода. «Скрывать свои "ляпы" и спешно убирать собственные, даже ошибочные, постинги я считаю недостойным, - заявил г-н Карпец, - оставляю все как есть, удалив лишь коменты, могущие подпасть под соответствующую статью УК. Слабым оправданием может являться лишь то, что, совсем не высоко ценя книгу г-на Истархова, я не обязан читать все на нее рецензии, наверное, в отличие от некоей "Машеньки", которую данная тематика, видимо, волнует лично и для которой я неожиданно почему-то вдруг оказался "товарищем" (странное дело, мы не только никогда не дружили, но даже и не знакомы)». Далее следуют прозрачные намеки, что сама Машенька принадлежит к юркому черноглазому племени, из которого и Господь наш восстал. (Совсем глупо). Следует заметить, что г-н Карпец не только не обязан читать все рецензии, но не обязан быть кандидатом исторических наук. Колхоз – дело добровольное.
Но в этой ситуации вот что главное; некоей группе лиц, интеллектуальная честность которой вызывает большие сомнения, хочется развести Ветхий и Новый Завет. Г-н Карпец принял желаемое за действительное. А между тем, Ветхий Завет с его Пятикнижием, Псалмодией, книгой Иова, Экклезиаста, Великих и малых пророков есть душа Русского Православия, ибо Святая Русь есть Новый Израиль, избранная богонасажденная лоза, наследница вена Авраамова. Это корни Православной Церкви, именно их хотят подсечь враги православия и собственной души. Засохнут корни, погибнет и древо. Вот в чем состоит задача этих горе – хоругвеносцев, самозваных носителей “истинноправославной” веры. В основе оной лежат масонские бредни Рене Генона о Примордиальной традиции, великих посвященных, едином корне всех религий и так далее.
Суть и видимость. По сути, это гностики-традиционалисты, враги Православия и собственной души; по видимости, «русские патриоты», хоругвеносцы. Г-н Карпец ратует за исцеление старообрядческого раскола, морфологии которого не понимает и не чувствует. «Как известно, - пишет г-н Карпец в одной из своих статей посвященных расколу, - в середине XVII века по указаниям Царя Алексея Михайловича руками Патриарха Никона была проведена насильственная ломка всей церковной и народной жизни. Древний церковный обряд, который был в употреблении в Византийской Империи, Киевской, Новгородской и Московской Руси, был спешно, жестко и второпях изменен на западнорусский, находившийся под сильным римо-католическим влиянием». Историку, пишущему о расколе, стыдно не знать подробностей сего события. Согласно известным историкам Голубинскому и Каптереву, в Византии издревле существовали два богослужебных устава: "Иерусалимский", составленный Саввой Освященным, и "Студийный", "Константинопольский" устав, составленный Феодором Студитом. Именно последний в X веке и приняла Русь при крещении. Со временем в Византии стал господствовать "Иерусалимский" устав, тогда как Русь осталась при "Константинопольском". В XV веке митрополиты Фотий, а потом и Киприан, пытались привести обряды русской Церкви в соответствие с греческими обрядами, но дела своего не завершили, отчего возникла разность. Патриарх Никон пытался исправить эти нестроения, но сделал это грубо, «через колено», нарушив каноническую дисциплину Церкви и оскорбив благочестие русского народа.
Однако, надо помнить, что именно дониконианская Русь была самым тесным образом связана с Ветхим Заветом. «Чада авраамовы» - называло себя русское духовенство. «Новый Израиль», «богонасажденная лоза» - такова была самоидентификация русского народа. «Зачем побил сильных во Израиле», - писал Курбский Грозному. Псалмодия была любимая книга русского народа, а церковно-славянский язык пытался, подобно ивриту, обходиться без гласных букв. “Великий убо и всехрабрый князь Владимир, муж яко пречудной храбрости, тако дивного тщания сый, иже своим доброподвижным тщанием взыска светлого, пресветлого благочестия сионского на востоке”, - пишет о Православии один из ревнителей древнего благочестия. Неизвестный автор в начале 17-го века в «Плаче о пленении и конечном разорении московского государства», посвященном событиям Смутного времени, (В.Ф. Платонов относит его к 1612-му году), уподобляет в духе времени Москву Сиону: «О, «кто дастъ главе моей воду и очима моима источник горких слезъ» неисчерпаемых, и восплачу дщери нового Сиона – преславноцарьствующаго нашего града Москвы, яко же любоплачевенъ пророк, яже Иерусалиму плачет злая?» Москва есть новый Сион, топография Иерусалима, лежащего на семи холмах, вполне сопоставима с топографией семи холмов Московского града. «Временник» Ивана Тимофеева, относящийся к началу 17-го века, сообщает о намерении Бориса Годунова возвести в Кремле храм Святая Святых, точную копию Иерусалимского храма. «Первое убо и верховнейшее дело его: основание во уме своемъ положи и промчеся всюду, еже о здании Святая святых храма сего весь подвиг бе; яко же в Иерусалиме, во царствии си хотяще устроити, подражая мняся по всему Соломону самому, яве, яко уничиживъ толикъ древняго здания святителя Петра храм успения Божия матере. И яже к созданию на сограждение стенам потребная готовляхуся имъ вся». Т. е. были заготовлены строительные материалы, и только смерть помешала Годунову осуществить замысел. Все атрибуты избранного народа были перенесены в далекую Гиперборею, пустыню, где должна, согласно Апокалипсису, скрываться от дракона-диавола Жена-Церковь. Повесть Ивана Андреевича Хворостина «Словеса дней, и царей, и святителей московских» представляет собой попытку осмысления событий Смутного времени. Не касаясь всех аспектов этого замечательного произведения, остановимся на характеристике Лжедмитрия, которого Хворостин именует отступником. В этом тексте все понятия древнего Израиля транспонируются в русскую действительность. «Царским венчася венцем сущий отступник! Воистинну аки о немъ велегласный пророк Езекеил глаголет сице: «Ты, сквернавый старейшина Израилев, его же день прииде во время неправды! Се глаголет Господь: сложи клобук и положи венец; смири высокая и вознесе смиренная. Неправдою неправду положю я, и та не такова будет». Зрите силу слова пророческого: нарицает бо его сквернавым началником Израилевым. Где убо Израилю началник? Где есть ныне началник жидовский? Где старейшенствует Израиль? Подо областию бо многих старейшин християнских и бусурменских пребывает и доселе жидовский родъ. Аще бы о техъ глаголал, но множественно бы число предложилъ пророк, рек бы: старейшины суть Израилевы; не не тако, но единаго старейшину укоряет божественный пророк. Мы убо воистинну истинные нарицаемся израилтяне новопросвещенные, якоже и в Благовестии Иван Креститель глаголя, видех бо грядущих на крещение, рече: «Сотворите плод достоин покаянию; и не нарицайте себе глаголати, яко «отца имамы Авраама»; может Бог и от камени сего чада воздвигнуть Аврааму», сиречь от язык. Израиль бо сказуется «ум, зри Бога»; тако и мы верою чистою зрим Бога, в Троицы едино святоначалие и животъ и живущее царство безконечное. Се слово пророческое указует сквернавейшего старейшину Израилева, неправдою неправедна погубляя и вознося смиренная и смиряя высокая. Не сей ли есть?» (Т.е. Лжедмитрий) В этом отрывке сконцентрировано все мироощущение средневековой Руси. Древнее пророчество Иезекииля автор применяет не к рассеянному Израилю, имя которого истолковано как «ум, зри Бога», но к новопросвященному Израилю, верой чистой зрящего Святую Троицу, то есть русскому народу.
Уважаемый г-н Карпец не озаботился ознакомиться с этими текстами, с этой правдой старообрядчества, хотя пишет, что «многие из них (старообрядцев) унесли эту правду Святой Руси, правду Третьего Рима в леса и гари». Как нам исцелить язву раскола, о чем мечтает Карпец, если мы отрицаем ветхозаветную ментальность Русского Православия, которая ярче всего была выражена до никонианской реформы? Что будет с нами, если мы изгоним из Русского Православия это древнее мироощущение Ветхого Завета? С иконостасов храмов Русской Православной Церкви на нас взирает древний Израиль, а г-н Карпец и иже с ним пытается его уничтожить. Православные патриоты, господа! Они призывают вернуться к старообрядческой традиции Святой Руси и Нового Израиля, которую пытаются отрицать. Евразийская шизофрения! Вокруг этих, с позволенья сказать, «историков», группируются различные маргиналы, почитающие себя посвященными и избранными, таков Артур Медведев, редактор «Волшебной Горы», альманаха, который, слава Богу, никто не покупает и никто не читает. Таков Лев Каждан, молодой человек, евразиец, исповедующий исихазм, даосизм и суфизм в одном флаконе. Что говорить, интеллектуалы.
Как и все деятели «Волшебной Горы», Карпец мечтает о «русском порядке». «Это порядок предшествующей Атлантиде Гипербореи, - утверждает г-н Карпец, - где отсутствуют репрессивный дух атлантической, «авраамической» традиции, выполнившей уже свою миссию и готовый окончательно завершить ее в «ближневосточном Армагеддоне». И далее. «Европа, земля Запада, «земля Авраама», выбирает сегодня Ислам. Если это поможет ей избавиться от Крайнего Запада, «Заката Заката» наиболее дегенеративных сторон вырождающейся авраамической традиции, мы в соответствии со свободой «русского порядка» должны ее в этом поддержать…. Быть может, Ислам для Европы – оптимальное решение. Причем, именно Ислам европейцев, а не иммигрантов. В свете обретения – вновь – нашей «арктической родины» Балканы, Ближний Восток, земной Иерусалим стремительно будут терять свое не только геополитическое, но и сакральное значение. Нам нечего там искать, кроме кровавых остатков египетских мистерий, средиземноморских пыток и уродливо-больных фантазий. Наше – это Арктика и Индия. «Жгучий ветер полярной преисподней, Божий бич, приветствую тебя!» – как писал сквозь разруху 1917 Максимилиан Волошин. И словно в ответ ему через 17 лет засветились полярные звезды над башнями Кремля». В голом остатке, христианская авраамическая традиция теряет свое сакральное значение, а европейский ислам набирает силы; не Иерусалим, а Гиперборея - духовной центр русской цивилизации. Дикость и скрытое отрицание Православия.

Закончить сии заметки хочется стихотворением г-на Карпеца, в котором отчетливо видна степень дарований нашего евразийства.

Убийца знает...

*

Убийца знает, что смерти нет,
Что дело рук его - переход
От света к тени, из тени - в свет,
Снова в нети, в тенета, от
Гнета туда, где выход есть вход,
Выдох и вдох ольховых вод,
Туда, где тот, от кого салют,
И ему салют от того, кто лют,
Кто лет лишен по его вине,
Кого нет в окне, кто гниет на дне,
Кто летит по дну, пропустив одну,
Разверзая небесную глубину,

Кто зовет его, кого он зовет,
Чей завет ему, ну а он-от вот,
Он-от знает, что он-то тово того,
Кто и есть он сам, кто тово его.

По существу, это парафраз на строки Упанишад, в которых утверждается, что убийца и убиенный в своей метафизической сути едины. Из сих строк явствует, что автор оных немного того, что вовсе не снимает с него моральной и интеллектуальной ответственности за свои дурацкие писания.